Мышечный тонус у детей

Наверно, самый трудный для родителей год жизни ребенка — это самый первый! Еще не прошел стресс после родов, еще не до конца осознали, что стали родителями. А надо уже следить за кормлением, ростом, весом, развитием и за … тонусом. Если первые критерии понятны, то последний всегда вызывает удивление. Так что же это такое, мышечный тонус, которым озабочены неврологи, и на который то и дело ссылаются ортопеды и педиатры?

Есть несколько медицинских определений, приведем одно из них — это минимальное непроизвольное напряжение мышц, которое регулируется центральной нервной системой и поддерживается редкими импульсами, поступающими в мышцы из нее, а также зависит от импульсов, возникающих в самой мышце, особенно при ее растягивании. Мышечный тонус обеспечивает позу, готовность к двигательному акту, образование температуры тела.

Сложновато? Давайте разберемся.

Мышцы, как и любой другой орган нашего тела, всегда находятся в тонусе, даже когда мы спим или релаксируем. Их работа и готовность к работе проверяется мозгом также как МТС или Билайн проверяет наше присутствие в сети — короткий импульс к мышце (телефону) и обратно. Если мы начали двигаться, то мышца растягивается или сокращается, о чем она и сообщает мозгу тоже импульсами. Минимально низкий тонус отмечается, когда мы спим, принимаем теплую ванну. Это, конечно, сильно упрощенное объяснение. Ну, а зачем вдаваться в подробности, давайте оставим их для специалистов.

Как определить, в каком состоянии находится мышца, т.е. ее тонус? На первом месте просто потрогав ее — дряблая, напряженная, упругая. Во-вторых, совершив пассивные движения за человека. Видели, конечно же, как при осмотре педиатр или невролог, или ортопед делает ребенку зарядку? Вот такие движения вместе с тактильным ощущением самих двигающихся мышц и дает представлением о тонусе ребенка. Родители детей до 6-7-12 мес. могут ориентироваться по тому усилию, которое надо применить, чтобы одеть или раздеть ребенка. Если тонус нормальный, то руки в рукава и ноги в брючины легко скользят. Дети с 6 мес. возраста уже могут произвольно напрягать свои мышцы и мешать процессам одевания/раздевания, создавая ощущение повышенного тонуса. Иногда при осмотре они вводят в заблуждение и врачей.

Мышечный тонус бывает удовлетворительный или, как пишут врачи, «соответствует возрасту», высокий, низкий и дистоничный. Из фразы «соответствует возрасту» многие делают правильный вывод, что тонус меняется в зависимости от возраста ребенка. Действительно, после рождения ребенок находится в «позе эмбриона», ручки и ножки согнуты и приведены к туловищу, что позволяет ему сохранять тепло и экономить энергию для поддержания внутренних процессов обмена в этом новом неизвестном и пугающем мире. То есть сразу после рождения тонус мышц очень высокий. Затем постепенно он снижается, руки и ноги распрямляются. И к трем месяцам малыш уже может свободно поднять голову, вытянуть руку, ногу, удержать игрушку, в положении на животе опереться на предплечья и поднять грудную клетку. В это время мышечный тонус удовлетворительный. Вот начиная с трех месяцев, мышечный тонус должен быть удовлетворительным всю долгую и счастливую жизнь, естественно, снижаясь во сне и в теплой ванне и повышаясь, когда мы двигаемся, нервничаем и когда нам холодно.

Остановимся на слове «дистоничный». Оно означает – не нормальный. Этим термином обозначают отклонение от нормы, а высокий/низкий служат дополнительным объяснением отклонения. Мы, опять-таки, немного упрощаем.

Определившись что такое «мышечный тонус» и как его оценить, надо ответить на частые вопросы родителей: «откуда он берется» и «как он влияет на развитие ребенка».

Почему же возникают отклонения в состоянии мышц? Прежде всего, как последствие перенесенной гипоксии (нехватки кислорода) в родах или во время беременности. Гипоксия в родах — это отдельная сложная тема для разговора. Оставим ее на другой раз. Что важно? Важно, что в процессе кислородного голодания клетки любого органа истощают свои запасы и перестают работать (у них нет питательных веществ и сил выполнять свои функции) или гибнут. Вследствие этого у ребенка развиваются различные нарушения. Самый чувствительный орган к кислородному недостатку — центральная нервная система, проще говоря — мозг. Орган, управляющим всеми другими. Поэтому, вследствие вышесказанного, нарушается полный и четкий контроль работы мышц. Как результат, тонус может быть спастическим, высоким, чуть повышенным, чуть сниженным, низким, гипотоничным, асимметричным. Нарушение тонуса может быть во всех группах мышц или в одной определенной группе, например, в сгибателях рук, разгибателях ног.

Мышечный тонус почти всегда определяет динамику двигательного развития. И любые отклонения от нормы могут мешать естественному процессу развития движения. Ну, например, высокий или низкий тонус в руке не дает ребенку возможности перевернуться на спину или взять и удержать игрушку в руке, нарушение тонуса в ногах не дает возможности встать на четвереньки, ползти или сесть.

Надо отметить, что не все изменения мышечного тонуса являются патологией. Во-первых, существует индивидуальная особенность. Это когда повышенный или пониженный тонус не мешает ребенку развиваться в соответствии с возрастом. Во-вторых, есть задержка темпа созревания нервной системы и самих мышц, тогда все в жизни ребенка происходит чуть позже, чем у сверстников. В-третьих, изменение тонуса на фоне быстрого роста ребенка, когда мышцы не успевают за ростом костей скелета. Когда орган растет, в нем происходит много процессов, в т.ч. прорастание сосудами, и это не позволяет ему хорошо выполнять свои функции. И значит, в какие-то моменты тонус может становиться выше, ниже, опять нормальным, опять выше или ниже. Был выше в руках, стал ниже в ногах и т.д. Каждый этап приобретения новых движений так же меняет тонус. Стал ребенок ползать, нравится ему, и ползает он от рассвета до заката. Мышцы перенапрягаются, устают, повышается тонус. Встал ребенок на ноги, начал делать первые шаги — мышцы перенапрягаются, повышается тонус.

Для исправления нарушения тонуса используют массаж и препараты, улучшающие приток крови к центральным отделам нервной системы. Массаж улучшает приток крови к мышцам, а значит улучшает их питание, и по типу обратной связи (помните, мозг постоянно проверяет в каком состоянии мышцы, а сами они докладывают, что делают в этот момент) стимулирует работу тех отделов нервной системы, которые за них отвечают. Препараты же (ноотропы, сосудистые) увеличивают приток крови к тем клеткам, которые пострадали (истощили свои запасы), дает им силы, чтобы выполнять свою работу в полном объеме.

Теперь рассмотрим в каких же случаях нужно обращаться к врачу? Несомненно, если ваш ребенок лежит постоянно очень расслабленный и не стремится двигаться. Если напротив, очень зажат: руки и ноги или только руки, или только ноги, или одна конечность согнута и практически всегда прижата к туловищу. Если ребенок отстает в двигательном развитии. Сейчас в Интернете легко можно найти таблицу правильного развития ребенка. Если дети старше 18 месяцев встают с пола с трудом и только у опоры, плохо поднимаются по лестнице, не перешагивают через порожки. Ну, и конечно, если ребенок потерял навык — садился или вставал и вдруг перестал.

Как определить свой мышечный тонус
www.medswiss.ru

Нарушение мышечного тонуса

Так, в первые три месяца после рождения ребенка сохраняется повышенное напряжение мышц, отвечающих за сгибание-разгибание конечностей. Тело младенца продолжает сохранять положение эмбриона — кулачки плотно сжаты, ножки согнуты (для распрямления конечностей необходимо приложить определенное усилие).

К трем месяцам, при нормальном развитии малыша, должна быть достигнута нормотония — то есть, уравновешенное состояние мышечных сгибателей и разгибателей. К этому моменту ножки и ручки работают активно, достаточно легко, а ладони все реже сжимаются в кулачок. К 18 месяцам тонус у ребенка сопоставим с показателями мышечного напряжения у взрослого человека.

Отклонения от нормы

К нарушениям мышечного тонуса относятся гипертонус, гипотонус, дистония, асимметрия мышечного тонуса. О повышенном тонусе можно судить по чрезмерной зажатости и скованности движений малыша, напряжении затылочных мышц, плотно сжатым кулачкам, ножки также согнуты во всех суставах, бедра малыша с трудом удаётся развести в сторону.

Признаки гипотноуса — вялые, слабые движения конечностей, запоздалое развитие возрастных навыков. При принудительном сгибании ручек отсутствует ответная реакция на распрямление, которая должна быть у здорового грудничка. Малыш испытывает трудности при удержании головки из-за ослабленных мышц шеи, устает во время кормления (одна из причин отказа младенца от груди).

Асимметрия мышечного тонуса – состояние, при котором на одной половине тела тонус больше, чем на другой. В этом случае голова и таз ребенка повернуты в сторону напряжения мышц, туловище изгибается дугой, ребенок заваливается на бок.

Мышечная дистония — неравномерный тонус – сочетание гипертонуса (повышенный тонус мышц у ребенка) и гипотонуса.

Асимметрия тонуса и дистония в любом возрасте НЕ является вариантом нормы. Мышечная дистония, лечение которой начато своевременно, приводит к нормализации мышечного тонуса.

Родители могут лишь заподозрить нарушение тонуса по вышеперечисленным признакам, но заключение должен сделать детский врач-невролог после проверки рефлексов и проведения специального диагностического обследования.

Причины и последствия нарушения мышечного тонуса

В большинстве случаев, нарушение тонуса у новорожденных является следствием родовых травм (особенно часто травмируется шейный отдел и головка младенца), или внутриутробных патологий развития. Внешние проявления мышечных нарушений свидетельствует о патологии нервной системы, а это означает, что у детей, если не принять своевременные меры, есть риск возникновения других отклонений в развитии (как физическом, так и интеллектуальном).

Самостоятельно патология не исправляется, и не корректируется с возрастом. Однако применение грамотно составленных схем лечения позволяет восстановить здоровье ребенка.

Диагностика и лечение мышечного тонуса

Метамерный подход в диагностике дает возможность определить уровень поражения нервной системы и провести дифференциальную диагностику.

При исключении серьезных заболеваний ранее начатое лечение приводит к полному выздоровлению. Поэтому не стоит откладывать визит к детскому врачу-неврологу.

Для детей с изменениями мышечного тонуса в Медицинском центре Берсенева разрабатывается индивидуальная программа лечения. Эта программа включает в себя метамерные виды массажа, специальную лечебную физкультуру и, при необходимости, метамерную рефлексотерапию.

Как определить свой мышечный тонус
doctorbersenev.ua

Ультразвуковое исследование мышц в норме и при нейромышечной патологии

УЗИ сканер HS50

Доступная эффективность. Универсальный ультразвуковой сканер, компактный дизайн и инновационные возможности.

Введение

Патология мышц достаточно часто встречается в практике врача интерниста и педиатра. Это могут быть первичные генетические синдромы, воспалительные заболевания при диффузных болезнях соединительной ткани, токсическое поражение мышц у людей с онкологическими и гематологическими заболеваниями, миопатический синдром на фоне нейропатий и т.д. Далеко не всегда оправданно и возможно, особенно в динамике, проведение инвазивных исследований (игольчатая электронейромиография, биопсия). Как ответ на практические потребности появилось много публикаций по итогам компьютерной и магнитно-резонансной томографии, ультразвуковых исследований (УЗИ) для оценки состояния мышц [1]. Указанные методики не являются инвазивными, но УЗИ привлекательны отсутствием радиационного эффекта и сравнительной дешевизной. Кроме того, если проведение МРТ и КТ требует полного покоя ребенка, вплоть до седации, то УЗИ можно проводить в любых условиях. В отечественной литературе публикаций по сономиографии немного [2, 3].

Методика исследования и ультразвуковая семиотика

Выбор датчика и техника локации – одно из основных условий качественного обследования. Скелетные мышцы располагаются поверхностно, поэтому для сономиографии используются линейные датчики с частотой 6-12 МГц. При большой мышечной массе у старших детей, подростков и взрослых можно использовать конвексный датчик с меньшей частотой излучения. Изучение мягких поверхностных тканей требует ювелирного владения датчиком. Исследователь должен фиксировать датчик бережно и в то же время плотно. Датчик не должен сдавливать структуру, что принципиально важно при проведении акустической эластографии. Для этого врач в процессе исследования должен фиксировать датчик таким образом, чтобы мизинцем этой же кисти касаться пациента (рис. 1), контролируя степень контакта датчика с пациентом [4]. С целью получения максимально возможной информации сканирование проводят по длинной и короткой осям (длинник и поперечник) мышцы. Исследование лучше начинать с симметричной здоровой мышцы, при локальном повреждении (травма, абсцесс) и в окружности патологического очага, только потом переходя в зону интереса.

Рис. 1. Техника фиксации датчика при сономиографии и проведении ARFI.

Изображение здоровой мышцы. При частоте излучения, применяемой при сономиографии, эпидермис и дерма сливаются в общий тонкий гиперэхогенный слой. За ним располагается гипоэхогенное изображение подкожной жировой клетчатки с редкими и тонкими неинтенсивными эхопозитивными сигналами от соединительнотканных септ. С возрастом их интенсивность и число увеличиваются. Спутать изображение вен или артерий, попадающих в скан, сложно, особенно при возможности допплеровского картирования. Мышцы низкоэхогенны. На фоне гипоэхогенной мышечной ткани хорошо визуализируется эхогенный перимизий и тонкие прослойки эндомизия внутри мышцы. С возрастом они становятся ярче. Точки фиксации мышцы обусловливают расположение волокон и, соответственно, соединительнотканных прослоек, что объясняет особенности эхографического изображения различных мышц. Например, брюшко двуглавой мышцы имеет параллельную структуру, прямая мышца бедра и икроножная мышца – перистую, широкая мышца спины – веерообразную. В покоящейся мышце кровоток очень слабый, но резко усиливается после нагрузки (рис. 2, 3).

Рис. 2. Эхограмма здоровой двуглавой мышцы плеча. Сама мышечная ткань гипоэхогенна, однородна. Прослеживаются параллельные эхопозитивные линейные структуры – прослойки соединительной ткани. Кровоток в здоровой мышце в состоянии покоя слабый.

Рис. 3. Этот же участок мышцы после нагрузки. Резкое усиление кровотока.

Эхогенность мышц ребенка и женщины ниже, чем, соответственно, у взрослого и у мужчины (рис. 4, 5). У детей вне зависимости от пола величина ARFI колеблется в пределах 1,74-1,78 м/с, у молодого мужчины – 2,79-2,82, у пожилого мужчины – 2,87-2,91, у женщин – 1,73-2,56. При нагрузке и максимальном сокращении мышцы величина ARFI возрастает до 6,57-7,53 см/с.

Рис. 4. Эхограмма мышцы женщины. Слой подкожной жировой клетчатки (границы показаны стрелками) выражен. В мышце эндо- и перимизиальные прослойки тонкие.

Рис. 5. Эхограмма мышцы мужчины. Слой подкожной жировой клетчатки (границы показаны стрелками) выражен значительно меньше. Четко прослеживаются соединительнотканные прослойки.

Миозит проявляется первоначально утолщением мышечного пласта за счет отека, замутненностью фона. Миофиброз как исход воспаления характеризуется гомогенным интенсивным повышением эхоплотности, уменьшением объема мышцы. В далеко зашедших случаях мышца выглядит как однородный плотный тяж, с трудом отграничивающийся от окружающих тканей. Перспективно исследование мышц при дерматомиозите, осложняющемся кальцинозом. Вначале в толще мышцы отмечаются мелкие эхонегативные очажки, соответствующие, видимо, некрозу. По мере накопления кальция появляются крошковидные эхопозитивные образования, дающие феномен “акустической тени”, не выявляющиеся пальпаторно или рентгенологически. Обострения проявляются эхонегативным пояском вокруг кальцинатов. Ранняя УЗ-диагностика значительно улучшает применение комплексонов. Мы обследовали 25 матерей, чьи дети с первых 5 лет жизни страдали дерматомиозитом. У 5 женщин обнаруживалось повышение акустической плотности мышц, что позволяет предположить наличие генетически детерминированных особенностей мышц, облегчающих развитие воспалительного аутоиммунного процесса именно в скелетных мышцах.

При синдромальных формах дисплазии соединительной ткани объем мышц уменьшен, их плотность умеренно повышается, нарушается упорядоченность расположения внутримышечных соединительнотканных прослоек (рис. 6). Гистологические изменения подтверждают эхографические находки (совместно с И.А. Нарычевой). В единичных волокнах отмечалась миграция ядер внутрь волокна, увеличение соединительной ткани в эндо- и перимизий различной ширины, плотности, степени зрелости, отек межуточной ткани и перимизиальной. В перимизиуме обнаруживались небольшие лимфоцитарные инфильтраты вокруг распадающихся волокон. Зафиксировано уменьшение и неравномерное расположение гранул гликогена, в единичных волокнах – грубые гранулы гликогена на периферии волокна и между фибриллами, базофилия, местами некоторая метахроматичность цитоплазмы миоцитов. В нервных волокнах отмечен выраженный отек, дистрофические и склеротические изменения (рис. 7).

Рис. 6. Эхограмма мышцы при синдроме Марфана. Умеренно повышена акустическая плотность, количество соединительнотканных внутримышечных прослоек увеличено.

Рис. 7. Гистологический препарат мышцы при синдроме Марфана. При поперечном срезе хаотическое расположение мышечных волокон разного диаметра. Отдельные волокна гомогенизированы. В ряде волокон ядра перемещены к центру, увеличение количества межуточной соединительной ткани. Лимфоцитарные инфильтраты вокруг распадающегося мышечного волокна. Окраска пикрофуксином по методу Ван Гизона, увеличение – 400.

При стероидной и химиотоксической нейромиопатии объем мышцы вначале увеличивался за счет отложения в ней жира, затем быстро уменьшался. В случаях кушингоидного синдрома увеличивалась толщина подкожной жировой клетчатки, она становилась неоднородной, бугристой. В нашей группе пациентов из 10 детей с индексом мышечной слабости в 10 баллов у 2 эхографическая картина мышцы была не изменена, у 8 выявлялась прерывистость рисунка, параллельное расположение эхопозитивных полосок внутри мышцы. По мере прогрессирования мышечной слабости у 8 детей с индексом слабости 3-3,5 балла и у 4 с индексом 2 балла на эхограммах зарегистрировано нарушение эхоструктуры мышцы, утрата перистости, прерывистость рисунка, неоднородность структуры, появление округлых эхонегативных мелких образований (рис. 8). У 2 детей с индексом мышечной слабости в 2 балла и у ребенка с индексом мышечной слабости в 1 балл эхоструктура мышцы была резко изменена, обычный рисунок совершенно не определялся, существенно повышалась акустическая плотность мышцы, кровоток после нагрузки не усиливался и оставался очень слабым (рис. 9, 10).

Рис. 8. Эхограмма мышцы при химио- и кортикостероидной нейромиопатии. Эхогенность мышцы повышена, рисунок стерт, на фоне повышенного акустического фона визуализируются очажки пониженной эхогенности.

Рис. 9. Эхограмма мышцы при тяжелой химио- и кортикостероидной нейромиопатии. Нормальная текстура мышцы утрачена. Кровоток минимальный.

Рис. 10. Эхограмма этой же мышцы в прежней точке сканирования после нагрузки. Кровоток не изменился, остается скудным.

Динамическая сономиография – перспективное, но малоизвестное направление. УЗИ по своей сути оптимальны для визуализации именно движущихся объектов, что позволяет рекомендовать методику для выявления патологических мышечных движений. Некоторые авторы считают, что эхографическое выявление фасцикуляций более информативный метод, чем электромиография [5, 6]. По крайней мере сономиография не связана с введением иглы в мышцу или ударами тока для оценки проводимости по нерву.

Заключение

УЗИ позволяют с высокой степенью достоверности визуализировать мышцы и говорить об особенностях их строения у детей и взрослых, мужчин и женщин. Отмечено повышение величины ARFI с возрастом и при нагрузке. Мышечная патология проявляется изменением текстуры мышцы, повышением акустической плотности, резким уменьшением кровотока и крайне незначительным приростом кровотока в мышце при нагрузке. Тяжелые варианты лекарственных и воспалительных миопатий приводят к уменьшению мышечной массы, склерозированию мышцы. Не исключено, что дальнейшие исследования позволят обнаружить особенности эхографической картины мышц при различных вариантах нейромиопатий.

Литература

  1. Grimm A., Prell T., Decard B. et al. Muscle ultrasonography as an additional diagnostic tool for the diagnosis of amyotrophic lateral sclerosis // Clin Neurophysiol 2014. http://dx.doi.org/ 10.1016/ j.clinph. 2014.06.052
  2. Делягин В.М. Ультразвуковые исследования при патологии соединительной ткани у детей. Автореферат дис. . д. м. н., Москва, 1993, 48 с.
  3. Дворяковский И.В., Лябис О.И., Сергеева Т.В. Ультразвуковая характеристика скелетных мышц при хроническом гломерулонефрите у детей // SonoAce-Ultrasound, 2000; 7: 53-58.
  4. Mauris N., Beenakher E., van Schraik G. et al. Muscle ultrasound in children: normal values and application to neuromuscular disorders // Ultrasound Med Biol, 2004; 30 (8): 107-1027.
  5. Walker F., Donofrio P., Harpold G. et al. Sonographic imaging of muscle contraction and fasciculations: a correlation with electromyography // Muscle Nerve, 1990; 13: 33-39.
  6. Pillen S., Nienhuis M., van Dijk J. et al. Muscles alive: ultrasound detects fibrillations // Clin Neurophysiol. 2009; 120: 932-936.

УЗИ сканер HS50

Как определить свой мышечный тонус
www.medison.ru